Пресс-центр

01.10.2019

Открылась выставка работ Юрия Антоновича ЗАЙЦЕВА

Открылась выставка работ Юрия Антоновича ЗАЙЦЕВА

Открылась выставка работ Юрия Антоновича ЗАЙЦЕВА

27 сентября в ЧГХМузея открылась выставка работ Юрия Антоновича ЗАЙЦЕВА, заслуженного художника Чувашии, одного из основателей профессионального искусства в республике, живописца, фотографа, человека сильного темперамента и сложной судьбы.
Раскулачивание, репрессии, годы в безвестности не смогли победить его стремление учиться и искать, экспериментировать, удивлять и говорить о том, о чем боятся слушать.

Последняя большая выставка Зайцева проходила в музее 29 лет назад, к 100-летию художника, а потом – только серия исследовательских мини-выставок, которые организовал один из его главных исследователей - Георгий Геннадьевич Исаев. Посвященные фотоработам Зайцева, его живописи казахстанского периода, образу «Нарспи в грозу», 60-летию со дня реабилитации, они постепенно углубляли представление о личности художника, его подходе к работе, восприятии мира. И потому сегодняшняя выставка получилась особенно логичной, выстроенной – на ней голос мастера зазвучал в полную силу.

Организованная по хронологическому и тематическому принципу, она начинается с работ украинского периода (в начале 20-х годов в Лубнах Зайцев познакомился с А.И. Фоминым, выпускником Казанской художественной школы и Академии художеств, у которого и получил первые систематизированные профессиональные навыки). Затем представлены картины 30-х, которые художник написал уже в Чебоксарах, куда приехал по приглашению редактора журнала «Канаш». Фундаментальная работа «Акатуй», выполненная к 15-летию Чувашской автономии, по мнению искусствоведа Юрия Васильевича Викторова - одно из первых в советском искусстве изображений сельского праздника, предшествующее полотнам Герасимова и Пластова, и при том глубоко личное, без ярко выраженного политического подтекста.

Отдельная «глава» - работы, посвященные «Нарспи» и Константину Иванову, многие из которых связаны с поездкой 1939-1940 годов по деревням Башкирии. Как утверждает куратор выставки, Георгий Исаев, в них отражается не только пристальное внимание к образу Нарспи, но и увлечение театром: «они глубоко театральны по композиции».

Новый пик творчества художника наступает после реабилитации. Картины, написанные в этот период, полны солнца, цвета, радости жизни и являются знаковыми для чувашского искусства: «Хмель», «Матери», «Над Цивилем»…

В зале в этот вечер собрались люди, которые лично знали художника, и их рассказы наполнили его образ множеством крохотных деталей.

Николай Карачарсков вспоминает:
- Возле своего дома в районе Республиканской больницы - крохотной засыпушки, которую он занял, кажется, после цыган – Зайцев выкопал яму два на два метра и пустил туда пару кроликов, там они плодились и размножались, и было их несметное количество (кажется, около 90 - на момент, когда дом разобрали в 1963 году). Был он человеком необычайно скромным в обиходе, питался очень скудно, и круг общения имел очень небольшой – только из самых близких. Помню метровую карикатуру на него Скрябина, подписанную стихами:
«В искусстве я уж не потрафлю -
Теперь я ем одни лишь вафли».
И действительно, вафли он очень любил.
В творческой среде, сформированной под влиянием «академиков» - Гурина, Бургулова, Розалии Ермолаевой – его творчество считали «самодеятельностью», посмеивались. Но сегодня оно видится совсем в ином ключе. Его манера от начала до конца практически не менялась; подготовительные работы он делал совсем маленькие: крошечные рисунки на обрывках бумаги, фотографии… Писал все, в основном, по памяти, особое внимание уделяя цвету – маленькой кисточкой накладывал слой за слоем.

Людмила Кадикина, знавшая Зайцева в студенческие годы, вспоминала, как он приходил в фойе общежития и рассказывал студентам смешные истории. В одной из таких бесед Юрий Антонович говорил о тесной связи своих работ с музыкой и сокрушался, что у нас в Чувашии положить их на музыку никто не удосужился, а вот у казанцев это получилось.

В экспозиции, посвященной еще и юбилею Чебоксар, прослеживаются непростые отношения художника и города - от фотографий его первого деревянного дома на улице Розы Люксембург, через масштабный образ горожанок на Волжском бульваре - на центральной стене - и до интерьера той самой засыпушки, который выписан в "Нарспи (Смерть Тохтамана)".

Некоторые из представленных работ, а также большинство документов, фотографий и посмертная маска художника - из архива Геннадия Ильича Исаева, и эта выставка – уникальная возможность с ними познакомиться. Не пропустите! Выставка работает до 20 октября.

https://vk.com/album-3746921_267179748
 

Новогодние мероприятия
 Финальное голосование за победителей фестиваля «Театральное Приволжье»
Наставничество
Гранты России
2019 год – Год театра в России
Независимая оценка качества услуг
Послание Президента Федеральному Собранию
Послание Главы Чувашской Республики Государственному Совету Чувашской Республики
Яндекс Метрика
Музейный детский книжный клуб